Интервью Венгера до выхода его книжки. Чем он на данный момент живёт, как к нему приходил Гвардиола и о предложении от МЮ | статьи на masttoys

премьер-лига Великобритания Сборная Франции по футболу Пеп Гвардиола Микель Артета Хайбери Арсенал Арсен Венгер Футбол

Перевод статьи Роберт Крэмптона, The Times.

С Арсеном мы повстречались в Париже. Разговор мы начали с маленького обсуждения благотворительного матча, состоявшегося намедни.

– И как Вы отыграли?

– Я был весьма неплох, – дал ответ он тоном, к которому мы привыкли за 22 года в «Арсенале». – Я могу так сказать, поэтому что вы не лицезрели самой игры, – видно, что он горд собственной физической формой. – Мне 70 лет, и я всё ещё могу играться в футбол, это уже хорошо.

Да, беря во внимание, что принимавшие роль в игре Лоран Блан, Кристиан Карембеу и Биксент Лизаразю, молодее и имеют в сумме наиболее 250 матчей за сборную Франции.

– Ваша команда одолела?

– Естественно, 4:1.

– Вы забивали?

– Нет, я играл в центре защиты.

Будучи игроком, Венгер играл в центре полузащиты. Основная часть его игровой карьеры прошла в низших дивизионах Франции. Тем не наименее, ему удалось провести несколько игр в Лиге 1 за «Страсбург», который он поддерживал в детстве. Почти все топ-тренеры не смогли простроить огромную игровую карьеру – Венгер, Фергюсон, Клопп. Исключение – Гвардиола, который был звездой. Да и в противовес ему есть Моуриньо, который не играл на проф уровне совсем.

***

Мы прервались на маленький фотосет — Арсен был должен почеканить мяч. Он был в стильной деловой одежке и на ограниченном пространстве, но, его контроль мяч поразил. Его техника еще выше среднего.

***

В 30 лет, еще будучи игроком, Венгер начал тренерскую деятельность. Опосля пары лет в малеханьких клубах ему удалось создать для себя имя в «Монако», которое он привёл к титулу чемпионата Франции. Позднее была Япония и небезызвестная страна, в какой его повстречали заголовками газет «Arsene who?». Но спустя всего два года ему удалось создать Золотой Дубль, а все вопросцы сняты. В 2002 и 2004 году Венгер опять праздновал триумфы в Премьер-Лиге. Но позже 19 лет попорядку в Лиге Чемпионов и Кубков Великобритании не было довольно, чтоб удовлетворить требовательную фанатскую базу, и два года вспять он был обязан покинуть клуб. Как он сам признается в собственной автобиографии, это было «весьма досадное и причинившее много боли» расставание. С того времени он ещё никогда не возникал на «Эмирейтс». По последней мере, пока.

– В один прекрасный момент я непременно вернусь.

– Вы же получали приглашения на матчи?

– Да, но сейчас лучше не мешать своим присутствием. Естественно, было весьма тяжело, но я решил, что нужно соблюдать дистанцию.

Которой он и держится, при всем этом глядя каждую игру. Я даже задал вопрос, глядел ли он недавнюю игру Великобритании против Исландии [неубедительная победа «трёх львов» 1:0]. Он, естественно, глядел. Если что, это тот человек, который в один прекрасный момент произнес журналистам, что отпраздновал победу в одном из чемпионатов, просматривая какую-то игру второго германского дивизиона. И тот, который напишет в собственной книжке «денек без просмотра футбола для меня кажется пустоватым». Так что все-таки он произнес по игре сборной Великобритании?

– Слабенькая игра. Настолько не мало не плохих игроков не могут проявить себя в майке сборной. Как будто их что-то сковывает. Фил Фоден – игрок высочайшего уровня, но на данный момент он не может этого показать. Он получает не настолько не мало времени в «Сити». Необходимо провести около 100 игр, чтоб осознать, что ты из себя представляешь, как игрок Премьер-Лиги.

Ворачиваясь к теме ухода из «Арсенала», Венгер гласит, что у него на данный момент «нет контактов с «Арсеналом» совершенно». Здесь приходит в голову пример Фергюсона, который опосля 26 лет в «Юнайтед», имеет своё пространство в ложе на «Олд Траффорд».

– Почему же так не вышло и с Вами?

– Я не понимаю. Я постоянно гласил, что буду играться какую-нибудь роль в клубе, но в то же время я осознавал, что сначала необходимо будет побыть порознь.

– Если б пригодилось, Вы бы возвратились?

– Я бы сделал это, да.

Почти все считают, что прощание вышло, по наименьшей мере, «сухим» со стороны «Арсенала», а сам Венгер заслужил больше почтения при расставании. Он берег клуб в сложные времена переезда с «Хайбери» на «Эмирейтс» – инвесторы добивались заключения новейшего пятилетнего договора с менеджером, который для их был гарантом благополучия.

– Может быть, правильным продолжением той историй было бы пространство в руководстве…

– Да, но у меня не было излишних ожиданий. Я постоянно предпочитаю созодать свою работу, отдавая всего себя. Мне посчастливилось служить этому клубу и бросить его в не плохих руках и в неплохом состоянии. В своё время, как менеджер, я отлично совладал по всем трём направлениям: играться прекрасно и побеждать, развивать игроков, созодать клубу имя в мире. К слову, крайнее уже не в наших руках.

Может быть, лишь у Клоппа есть схожая власть в «Ливерпуле». Венгер не согласен: «Он сконцентрирован лишь на работе с игроками. Он не занимается переговорами и вопросцами по строительству стадиона».

На данный момент ни с кем из коллег по тренерскому цеху Венгер не находится в тесноватом контакте.

–  Все они весьма занятые люди, мне ли не знать… Я ни с кем особо не близок, не считая [*делает паузу*] Фергюсона. У меня есть его номер.

– Вы смогли сдружиться?

– Мы весьма уважаем друг дружку.

– Были периоды, когда это было не совершенно так…

– Да, периодически меж нами случались горячие стычки.

– Швыряния пиццей и всё такое?.. [речь об инциденте, когда Фабрегас после поражения на «Олд Траффорд» в 2004 году кинул пиццу и попал в Сэра Алекса]

– Когда меж вами нет конкуренции, вы становитесь наиболее беспристрастны по отношению друг к другу, – Венгер засмеялся. – Ещё Фергюсон лучше разбирается в вине, – уровень ностальгии растет. – Ооо, у нас было несколько не плохих битв. Он умный человек. На таком уровне недозволено устроить карьеру, если ты глуповат.

С Гвардиолой таковой дружбы не сложилось, да и про него есть история: «Когда он ещё был игроком, то пришёл ко мне с просьбой взять его «Арсенал». Но тогда у меня были Патрик Виейра и Жилберту Силва. Я просто не мог взять и его».

На данный момент огромную часть жизни Венгер проводит в Лондоне и остаётся огромным поклонником АПЛ: «Я смотрю каждую игру по телеку. Это моя лига. Не надо быть гением, чтоб знать, что Бундеслигу выиграет «Бавария», Серию А – «Юве», Лигу 1 – ПСЖ. Так что, Великобритания всё ещё самая непредсказуемая лига в Европе, даже невзирая на предшествующий сезон [когда Ливерпуль выиграл с большим отрывом]».

Вспомнив о ПСЖ, он добавил: «Мне не раз поступало от их предложение». И, как выяснилось, ещё от «Баварии», «Реала», «Барселоны», «Ювентуса», сборной Франции.

– А от «Манчестер Юнайтед»?

– От их тоже.

– Когда?

– Я для вас не скажу, – он произнес с ухмылкой.

– Пожалуйста, поведайте!

– Я не скажу, – произнес он уже наиболее строго.

***

К слову, одна вероятная неловкость была предотвращена болельщиком, случаем проходившим мимо, попросившим фото. Венгер – либо Мсье Венгер, как любой к нему обращается – не отказывает, постоянно обходителен и элегантен, хотя и кажется незначительно отстраненным. Я ему произнес, что испытываю некую неловкость называя его просто Арсеном. — Для меня это не неувязка, — дал ответ он.

***

Мы перебежали к дискуссии его книжки. Он её написал сам? «Да, с маленький помощью, но в целом сам». Даже умопомрачительно, что таковой человек написал книжку лишь на данный момент. Почти все игроки пишут свои воспоминания, когда им лишь ударило 24 года. «Мне уже много лет давали это создать, но мне трудно гласить о для себя. К тому же, было надо повсевременно припоминать для себя: «Ты больше не тренер, смирись». И мне это не нравилось. Я не желал звучать так, как будто я на пенсии. Тогда я помыслил: «Окей, я это сделаю хотя бы для собственной семьи, чтоб они знали, ради что я работал практически всю свою жизнь» [Арсен развёлся с женой Энни в 2015 году, у них есть дочь Леа, которой 23 года].

– Вы ещё желаете возвратиться к тренерской деятельности?

– Я не уверен.

– Тем не наименее, когда Вы покидали «Арсенал», чудилось, что буквально вернётесь к работе.

– Да. Но я 40 лет занимался лишь сиим.

– Уже два года Вы вне игры. Чем Вы занимаетесь?

– Я всё ещё близок к спорту. Провожу больше времени с семьёй и друзьями. Много читаю. Наслаждаюсь жизнью, как это может быть. Понимаете, 30-40 лет серьезной дисциплины всё-таки дают о для себя знать.

 – Понимаю, – прочитав о этом в его книжке. Он любой денек поднимается в 5:30 утра и проводит полтора часа в спортзале. – Ещё я понимаю, что большая часть удачных людей, естественно, дисциплинированны, но Вы…

– Супер-дисциплинированный?

– Я желал сказать «фанатичны». Так ли это?

– Фанатичен, да.

Почти все бы открестились от такового определения, но Венгер просто похихикивает с этого, отлично всё понимая. Несмотря на то, как рано начинается его денек, он дремлет всего по 5-6 часов. Энергия, исходящая от него, невероятна. Самоизоляцию он провёл в Тоттеридже, пригороде северного Лондона, который он именует домом. Там он любой денек пробегает по 8-10 км.

Частично таковой нрав закалён сельским воспитанием в местечке Эльзас, где он и вырос. Его предки управляли баром. Футбол там был неотъемлемой частью жизни. К слову, в те времена французскому футболу не хватало мысли и структурности. По этому поводу Венгер гласит: «До 19 лет я даже не мог представить, что буду тренером. До сего времени это самый большенный сюрприз в моей жизни».

Ещё одной принципиальной частью становления его личности стала церковь. «Я до сего времени близок к религии, мне нравится ходить в церковь. Там ты можешь собраться со своими идеями. Время от времени я смотрю мессу, но не могу сказать о для себя, что я глубочайший католик. У Бога есть большая сила – вы не сможете обосновать, что его не существует. Но, вы не сможете обосновать и оборотного. Религия порождается нами самими и делает людей счастливее: Бог прощает нам наши грехи, в дальнейшем вы попадёте в рай. И это дозволяет сконцентрироваться на реальном».

Когда Венгер прибыл в Британию, то различался от собственных коллег по технической зоне – в костюмчике, сдержанный, эрудированный. Его окрестили Доктором. В те времена хоть какой иноземец – будь то игрок либо тренер – различался от местных. Чудилось, что Венгер смотрится очень элегантно посреди британской пролетарской культуры. В общем-то, оно так и было. Он ведает в собственной книжке, что в первый раз встретившись с Дэвидом Дейном, тогдашним председателем совета директоров «Арсенала», их вечер завершился игрой в шарады, где Венгер загадал «Сон в летнюю ночь» Уильяма Шекспира. Трудно представить такое в выполнений, к примеру, Сэма Аллардайса.

Итак, 1996 год. Требования Венгера к правильному питанию, полный отказ от алкоголя, верный режим и работа с «головой». В тогдашнем «Арсенале» всё это было встречено с огромным скепсисом – именитая кричалка игроков «Арсенала» в автобусе опосля одной из игр «Возвратите нам наши батончики «Марс» и всё в таком духе. Но пришли победы, а признанием сделалось то, что даже конкуренты начали внедрять эту систему «невидимых занятий».

Здесь-то и скрылась драматичность. Всё это время, что Венгер вбивал значимость здорового вида жизни в Тони Адамса, Пола Мерсона и остальных, он сам скрывал одну весьма вредную привычку – курение.

«Да, длительное время я курил. Мой отец мог выкурить 40 сигарет в денек. Я вырос в баре, который был вечно закутан дымом. Во Франции курить – обыденное дело». Но что ещё увлекательнее, начал он лишь, когда ему было 34.

– Один мой друг – конкретный курильщик. Как-то мы с ним посиживали, болтали. И я таковой: «Я возьму одну?..». Когда я приехал в Великобританию, всё ещё курил. 1-2 сигареты в денек за обедом, не больше. 

– А игроки знали?

– Навряд ли. Я никогда не курил при их. Никто из игроков не мог узреть меня курящим.

– Вы уже бросили?

– Да. Понимаете, моя дочь стала сетовать…

Но, он не отказывает для себя в том, чтоб испить «незначительно неплохого красноватого вина».

Перебегаем к дискуссии темы, которая ему в особенности увлекательна – политика. Он сходу делает ремарку: «Я – неолиберал. Я за свободу по почти всем вопросцам, но основополагающие вещи, вроде здравоохранения и защиты страны, должны оставаться под контролем страны. Мне нравится Макрон [президент Франции]. Он неплохой управленец. Вообщем, французов весьма тяжело удовлетворить. И тяжело ими управлять».

Я с ним соглашаюсь. Практически хоть какое действие правительства вызывает вопросцы в обществе, а то и стачку либо мятеж. Венгер пожимает плечами: «Мне жалко Макрона. Он вправду старается создать страну лучше». Он считает, что любовь французов к сокращенному рабочему деньку, долгим обедам и щедрым соцпакетам может иметь плачевный результат.

– Это как в семье, – гласит он, возможно, намекая на Маргарет Тетчер. – Всё нормально, пока у вас всего хватает. Но позже настаёт время платить и начинаются задачи. Недозволено так продолжать, по другому рассчитываться придётся последующим поколениям. Это не честно. Мы желаем всё больше и больше и больше, ничего не отдавая взамен. Это так не работает. В футболе, к слову, также.

По его воззрению, германская модель более жизнестойка.

– А с какой государством вы себя на данный момент ассоциируете?

– Я люблю Великобританию [гораздо чаще он говорит Англия, а не Великобритания]. Но мне её жалко – на данный момент британцев ждёт много ненадобных испытаний [из-за брексита]. Сейчас они вначале в проигрышной позиции, чтоб вести переговоры. Британцы сделали выбор в пользу желания быть независящими. Я могу это осознать, но, к огорчению, это нерациональное решение. Боюсь, они за это недешево заплатят. Европа их просто так не отпустит, как и хоть какого, кто захотит от их уйти.

***

По его воззрению, Брексит ироничен и с футбольной точки зрения. «Вы желаете быть обособленными, но практически все английские клубы управляются не британцами».

***

Тема болезненных расставаний ему близка. В собственной книжке он скажет о том, как происходил один из таковых разрывов (прим. – Автобиография Арсена Венгера «Моя жизнь в красно-белых цветах» выйдет 13 октября).

– Я постоянно уважал свои договоры, но клуб решил, что лучше будет закончить дела. Я постоянно понимал, что такое может произойти. Ну и болельщики больше не были довольны. По последней мере, некие из их. Это можно осознать – 22 года один и этот же человек во главе, людям захотелось перемен.

– Понимаете, я брал интервью у Тони Блэра (прим. – премьер-министр Англии с 1997 по 2007 год) незадолго до его ухода с поста. Он тогда произнес, что когда люди 10 лет лицезреют лишь твоё лицо, то их уже просто начинает тошнить от 1-го твоего вида.

– Так что все-таки выходит: крайние 12 лет я вас просто терзал? – он улыбается.

– Спустя время, Для вас не приходят в голову мысли, что Вы задержались с уходом?

– Над сиим вопросцем нужно поразмыслить… [*делает небольшую паузу*] Может быть, задержался. На этом сойдёмся?.. Не понимаю… Но я буквально могу сказать, что выкладывался любой денек, будто бы он 1-ый. Я считаю, что прошёл с клубом самый непростой его период. Но на некий стадии люди просто начинают гласить, что ты очень стар, отказываясь глядеть на те вещи, которые ты делаешь. Я отдавал клубу всего себя без остатка.

На данный момент он работает в ФИФА в должности управляющего отдела по глобальному развитию футбола (прим. – в оригинале Head of global football development).

– Я могу делиться своим опытом, надеясь, что он быть может полезен, — ведает он. Но, 1-ый год вышел сложным. – За 6 месяцев я растерял брата и сестру. У неё был Альцгеймер (прим. – болезнь нервной системы), крайние 10 лет этот недуг давал о для себя знать. Брат погиб стремительно.

Эти утраты принудили его еще больше ценить время, проведённое с дочерью. Он нередко навещает её в Кембридже, где она обучается на нейробиолога. «Ранее мне приходилось отстраняться от близких. Я не мог дозволить для себя расслабиться» – так он пишет в собственной книжке.

Ещё свежо в памяти, как Венгер на послематчевых пресс-конференциях говорил, что «не лицезрел момента с удалением», «не разглядел эпизод с назначенным пенальти»… «Иногда это, естественно, было ложью. Но, если вы неплохой неудачник, то эта работа не вам. Я – нехороший неудачник, это у меня с рождения и до сего времени я таковой. Даже если я просто играю в карты, я желаю одолеть. Понимаете, дамы убивают за любовь, мужчины – из ненависти к поражениям».

Его одержимость футболом была предпосылкой, почему он стал папой лишь в 48.

– Совершенно, я считаю, что эта работа для одиноких. Да, у меня были дела, но футбол постоянно был на первом месте. В то же время, я постоянно обожал свободу. Мне нравилось то, что я мог собрать чемодан и на завтрашний день уже быть на другом конце света. Что уж гласить… Я жил в Каннах с видом на залив Фильфранш, а на последующей денек уже в японской Нагойе с видом на ординарную стенку. Но, понимаете, когда мы побеждали, то для меня это был хороший вид, и я был счастлив. Если счастье можно найти, как наслаждение от того, каким образом складывается твоя жизнь, то я могу сказать, что был счастлив. Я счастлив и на данный момент.

В конце нашей беседы, мы смогли обсудить несколько насущных тем. К примеру, он считает, что Микель Артета «сумел получить контроль над командой. Но, невзирая на не плохое окончание сезона, чемпионат был провален. Всего 56 очков!..». Также он задумывается, что сборная Великобритании сумеет отлично показать себя на Евро и вознаграждает Гарета Саутгейта званием «неплохого аналитика». По его воззрению, у пандемии не будет долгоиграющих последствий для трансферного рынка. Венгер считает, что драконовские договоры и заработной платы всё ещё будут окружать игру. «Как эпидемия спадёт, дикость опять вернётся в футбол». Он волнуется, что «мелкие клубы будут дохнуть, если элитные клубы не посодействуют».

Продолжая тему пандемии: «Без болельщиков футбол теряет тот шарм. Принимая фанатов как подабающее, почти все запамятывают, что они – это единственное, что никогда не поменяется. Игроки, стили игры, клубы, стадионы – всё изменяется. Но не поклонники. Прибывая на «Хайбери», на улицу Эвенелл, выходя там из автобуса, ты сходу встречаешь фанатов, заряжаешься от их. На «Эмирейтс» ты приезжаешь сходу на местность стадиона, всюду всё охраняется – это уже совершенно не то».

Опосля переезда «Хайбери» был переделан под жилищный комплекс. Венгер даже думал над покупкой квартиры там.

– Время от времени я езжу мимо «Хайбери». Понимаете, вход остался таковым же, ну и колонны всё ещё стоят…

– Что все-таки вы чувствуете такие моменты?

– Ностальгию. Там мы пережили много не плохих моментов.

P.S. Спорц не даёт вставлять ссылку прекрасно, если нету рейтинга 300 (ха!), потому вот www.thetimes.co.uk/article/ars-ne-wenger-on-his-exit-from-arsenal-and-getting-to-know-his-great-rival-sir-alex-ferguson-9gll6jjdm. Благодарю за то, что прочитали!

Источник: sports.ru

новости